Общероссийская общественная организация инвалидов-больных рассеянным склерозом


Главная arrow Президент ОООИБРС arrow 15.08.2022 Зов крови: как получить дорогостоящее лечение бесплатно
06.10.2022
Сеть ОООИБРС
Президент ОООИБРС
Устав
Структура
Экспертная служба
Служба патронажа
Информационная служба
Система НКО
Почта
РС у детей
III съезд ОООИ-БРС
IV съезд ОООИБРС
Архив публикаций
Лучшие практики
Видеоархив
Юридический архив
ПИТРС
ВСП программы
Обучение
Реабилитация
Благодарности
Проекты ОООИБРС
Методические материалы
Наши эксперты
Центральный
Москва
Московская область
Воронежская область
Курская область
Орловская область
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Липецкая область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
Южный
Ростовская область
Волгоградская область
Астраханская область
Краснодарский край
Республика Адыгея
Республика Калмыкия
Республика Крым
Севастополь
Северо-Западный
Санкт-Петербург
Ленинградская область
Архангельская область
Вологодская область
Калининградская область
Новгородская область
Республика Карелия
Республика Коми
Северо-Кавказский
Ставропольский край
Республика Северная Осетия - Алания
Карачаево-Черкесская Республика
Чеченская Республика
Кабардино-Балкарская Республика
Приволжский
Ульяновская область
Саратовская область
Самарская область
Республика Татарстан
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Республика Башкортостан
Пермский край
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Кировская область
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Уральский
Свердловская область
Челябинская область
Курганская область
Ханты-Мансийский автономный округ – Югра
Тюменская область
Сибирский
Новосибирская область
Красноярский край
Республика Алтай
Алтайский край
Томская область
Омская область
Забайкальский край
Кемеровская область
Иркутская область
Республика Хакасия
Дальневосточный
Приморский край
Хабаровский край
Сахалинская область
Магаданская область
Камчатский край
Амурская область
Республика Саха (Якутия)
С праздником
  

ENGLISH VERSION
ABOUT SOCIETY
NEWS
REHABILITATION
Статистика
Участников: 15161
Новостей: 7259
Ссылок: 13
Missus Revised
15.08.2022 Зов крови: как получить дорогостоящее лечение бесплатно Отправить на e-mail

 Доступна ли современная терапия против рака и гематологических заболеваний российским пациентам

Доступность помощи пациентам, которым требуются таргетная терапия и современное дорогостоящее лечение, прежде всего пациентам с онкогематологическими заболеваниями, обсуждали в августе практикующие медики, представители пациентских объединений и Минздрава в рамках дискуссии на площадке «Эффективное здравоохранение» РАНХиГС. В том числе речь шла о сложностях при адаптации существующей системы здравоохранения к появлению инновационных технологий и препаратов. Какими вызовами перед законодательством и системой финансирования в сфере здравоохранения станет появление инновационных технологий лечения и новых препаратов, «Известия» выясняли у участников дискуссии, а также у сторонних экспертов.

Степень адаптации

Большинство современных таргетных препаратов (предназначены, чтобы прицельно бороться с опухолью на клеточном уровне. — «Известия») входят в систему ОМС, но до последнего времени были практически недоступны для пациентов с гематологическими заболеваниями, рассказывает главный врач петербургской городской больницы № 15, главный внештатный гематолог по Санкт-Петербургу, Андрей Новицкий.

— Отдельного финансирования в ОМС на них не выделялось, несмотря на то что статья расходов на борьбу с онкологическими заболеваниями была. Эта ситуация, кстати, наблюдалась во всех регионах. И только недавно онкогематологических больных «заметили» в программе борьбы с онкологическими заболеваниями и включили в систему оплаты по КСГ (клинико-статистическим группам. — «Известия»), — объясняет собеседник издания.

Система здравоохранения, в частности система ОМС, сегодня не адаптирована в полном объеме под нужды пациентов с онкогематологическими заболеваниями, уверен вице-президент всероссийской общественной организации «Содействие», которая работает с пациентами с гематологическими заболеваниями, Андрей Солодовников.

Адаптированная система «предполагает взаимодействие всех элементов» с максимальным эффектом при минимальных затратах, в то время как сейчас такой слаженности нет. Он считает: «Есть отдельные элементы — ОМС, федеральные, региональные программы. Но, к глубокому сожалению, каждая из них финансируется и функционирует независимо друг от друга, так как никто не считает общий эффект и экономию от лечения в целом».

Лечение всех гематологических заболеваний дорогое, поэтому на их доступность влияет прежде всего стоимость.

— Лечение пациент сегодня получить может, но в ряде случаев для этого необходимо пройти квест и потерять самое необходимое — время, а именно от него зависит финальный исход, — рассуждает Солодовников.

Разница прежде всего заключается в том, за чей счет пациент сможет получить лечение, поскольку часто за это отвечают региональные минздравы или фонд ОМС, у которых может не быть для этого дополнительного финансирования.

Система ОМС сегодня медленно адаптируется к внедрению новых высоких технологий по целому ряду причин, согласен Андрей Новицкий.

В частности, в Петербурге, по его словам, тарифы несколько лет не меняли в сторону увеличения, несмотря на рост цен, с которым сталкиваются медучреждения.

В системе ОМС сегодня не хватает соответствующих тарифов для того, чтобы за счет нее обеспечивать инновационными лекарствами тех, кто в них нуждается, подтверждает сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов.

Степень адаптированности системы ОМС к применению новаций может варьироваться от региона к региону. Однако высокая эффективность в отдельных субъектах чаще всего является заслугой именно региональных ФФОМС, которые самостоятельно разрабатывают тарифы, считает Власов.

Еще одна проблема — в гибкости и времени, которое уходит на включение новых препаратов в систему ОМС, говорит Новицкий.

— Это занимает достаточно длительный период времени и, как правило, делается раз в год. То есть, даже если в России регистрируется самый современный препарат для лечения того или иного онкозаболевания, для того, чтобы он был доступен через систему ОМС может пройти достаточно много времени, — перечисляет он. — Сначала препарат нужно зарегистрировать. Желательно, чтобы он вошел в список жизненно необходимых лекарственных препаратов.

После этого препарат должен войти в клинические рекомендации ведущих федеральных центров, некоторые из которых обновляются раз в один или два года, продолжает врач.

«Огромная помощь»

Помочь найти средства на закупку дорогостоящего лечения для людей с тяжелыми, угрожающими жизни заболеваниями призвана программа «14 высокозатратных нозологий», которая была введена в 2008 году.

— Она позволила систематизировать обеспечение лекарствами больных гемофилией, муковисцидозом, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, рассеянным склерозом, болезнью Гоше и другими заболеваниями, которые не поддаются полному излечению, — объясняет руководитель онкоцентра «СМ-Клиника», врач-онколог, гематолог, доктор медицинских наук, профессор Александр Павлович Серяков.

Возможность использовать ресурсы этой программы — огромная помощь, признает директор петербургской IT-компании «ТехЛАБ», разрабатывающей сервисы цифрового здравоохранения для государственных компаний и медицинских организаций, Александр Шаповалов. Однако реализация программы связана со сложными процессами по учету и аналитике, которые должны проводиться на региональном уровне, отмечает он.

— Если региону не удается их наладить, то пациенты могут не получить вовремя нужные лекарства, — говорит собеседник издания.

Наконец некоторые препараты, были включены в программу с определенными ограничениями. Это касается и онкогематологических больных, говорит Андрей Новицкий.

— Она доступна только для пациентов, которые находятся в определенной стадии заболевания, в определенной линии терапии. К примеру, если препарат зарегистрирован как лечение рецидивов или прогрессирования, то его можно назначать только в третью линию терапии, а в первую или вторую нельзя,— объясняет он.

Если же препарат будет необходим именно на этих стадиях, обеспечить его нужно будет либо за счет региона, либо за счет средств ОМС.

Для того чтобы программа оставалась актуальной, необходимо обновлять перечень препаратов, поскольку некоторые из них со временем дешевеют, в то время как на рынке появляются, напротив, более новые и дорогостоящие, с закупкой которых может требоваться помощь, уверен Новицкий.

— Программа подразумевала, что, если у регионов нет денег на приобретение препарата, то государство берет на себя обязательства обеспечивать больных самыми современные препаратами, — поясняет эксперт. — Для лечения тех или иных заболеваний сейчас появляются новые и более эффективные препараты, которые можно было бы включать в эту программу, но этого не происходит.

Расширение программы без решения этого вопроса приведет к тому, что в лечении конкретных заболеваний не будет учитываться дальнейшее развитие технологий и препаратов, опасается собеседник издания.

Основная сложность заключается в объемах необходимой помощи, подчеркивают все опрошенные изданием эксперты. Так, в программу сейчас включены 14 нозологий, хотя в реальности список орфанных заболеваний намного больше, отмечает Александр Серяков.
Кроме того, несовершенство регистра пациентов, которые нуждаются в помощи и имеют право на нее претендовать, затрудняет финансирование, указывает он.

— В федеральном регистре сейчас более 200 тыс. человек, но данная статистика пока не совершенна. Существуют и региональный, и федеральный списки орфанных пациентов, но это реестры, а не полноценные клинические регистры, — поясняет медик. — Денежные средства рассчитываются на одно количество пациентов, а их, как правило, больше. И это на сегодняшний день системная проблема.

Сейчас, как правило, нехватка средств закрывается за счет заимствования из бюджета следующего года. Однако такая практика не эффективна, поскольку приводит к замкнутому кругу, резюмирует он

Широкий спектр применения

Ключевая проблема заключается в том, что ФОМС не рассчитывает реальную стоимость законченного случая заболевания, уверен Ян Власов. Без этого, по его мнению, практически невозможно обеспечить высокотехнологичное или инновационное лечение через систему обязательного медицинского страхования.

— В первую очередь сейчас нужно рассчитать реальную стоимость законченного случая лечения. Пока она неизвестна. Поэтому в тарифах до 80% приходится на оплату работы врачей и только 20% на лекарства, аппаратуру и ремонт, сантехнику, охрану и прочее, — рассуждает он.

Использование же инновационных препаратов в рамках программы высокозатратных нозологий сдерживается недостаточным финансированием самой программы и тем, что региональные власти не могут обеспечить доступность препаратов для пациентов в клиниках, полагают в Всероссийском союзе пациентов. «Это означает, что препараты приобретены, доставлены в регион, но не обеспечена их доступность для пациента в медицинском учреждении», — говорит Ян Власов.

Чтобы сделать новые препараты и технологии более доступными для пациентов, прежде всего необходимо включить в программу высокозатратных нозологий новые, эффективные и дорогие препараты, в том числе препараты таргетной терапии, покупку которых не смогут обеспечить ОМС или региональные бюджеты, считает Андрей Новицкий.

При этом программу потребуется регулярно обновлять для того, чтобы своевременно убирать из нее устаревшие препараты или те, стоимость которых заметно снизилась.

Кроме того, по его мнению, нужно удостовериться, что спектр применения препаратов, доступный пациентам и врачам в рамках программы, достаточно широкий и в полной мере соответствует тому, для которого препарат был зарегистрирован.

Для упрощения использования программы и отчетности по ней желательно пересмотреть и сам алгоритм выдачи лекарств, которые используются при лечении в стационаре и требуют особых условий хранения, поскольку сейчас предусмотренный порядок рассчитан в первую очередь на самостоятельное получение препарата в аптеке пациентом, указывает Александр Шаповалов. Также, по его мнению, исключение пациента из реестра в случае смерти затрудняется из-за необходимости согласовывать этот факт в нескольких инстанциях.

В конечном счете вопрос упирается в объемы финансирования, уверено большинство экспертов. Для того чтобы «хронически не сталкиваться с дефицитом дорогостоящих препаратов», необходимо увеличить финансирование программы с таким расчетом, чтобы по истечении отчетного года был остаток, который можно без особых юридических проблем перенести на следующий финансовый год, указывает Александр Серяков.

Помимо совершенствования системы страхования и программы высокозатратных нозологий для того, чтобы помощь таким пациентам была доступной, потребуется пересмотреть сам порядок оказания помощи людям с онкологическими и гематологическими заболеваниями. Кроме того, необходимо создание государственной системы различных генетических исследований для диагностики гематологических заболеваний и подбора противоопухолевой лекарственной терапии, перечисляет Андрей Солодовников. «Эти изменения позволят улучшить не только положение онкогематологических пациентов, но и систему здравоохранения в целом», — уверен он.

Источник: Известия

 
< Пред.   След. >
Перепечатка информации возможна только
при наличии активной ссылки на источник!

Общероссийская общественная организация инвалидов-больных рассеянным склерозом | ОООИ-БРС | Все права защищены © 2008 | Центр ИНФО |
Проект при поддержке компании RU-CENTER